Карабашмедь

В далеком уже 2011 году по производственной необходимости я отправился в славный город Карабаш участия в опробировании материала.

Первое что резануло по живому — график полета самолетов из города-героя Санкт-Петербурга. Только ночью можно прилететь и улететь из Челябинска. Не очень удобно прилететь в 2 часа ночи, к 3 добраться до гостиницы а в 6 утра уже ехать в Карабаш. Но возник ещё один нюанс — как же добраться до этого города? Ответ нашелся один — такси. Уже на месте я узнал что такси из Челябинска в Екатеринбург это нормально.

И вот после нескольких часов в машине я увидел отвалы чудесных расцветок, при этом некоторые из них меняли цвет в зависимости от угла обзора. Дальше перевалив через хребет я увидел заводские строения и озеро. Озеро чудесного изумрудного цвета. Как потом выяснилось осталось оно в наследство при постройке завода в 1910 году.

Дальше я оказался у заводоуправления.

Типичный квест, который проходится первым на подобный предприятиях — пропуск. В бюро пропусков уставшая женщина спросила — а куда именно мне нужен пропуск. Вот такого подвоха я не ожидал и сказал — на завод. Но оказалось что только в плавильном цеху есть три пропуска в разные отделения. Сказал что играем на все и попросил пропуска везде, где можно пройти. По итогу через полчаса получил 10 или 12 бумажек.

Пока сидел и ожидал на проходной услышал занимательную историю. Оказалось что у местных жителей есть огороды. Прикинув в голове слова «огород» и «медный завод» я несказанно удивился, так как судя по ландшафтам расти на близлежащих огородах могут только камни. Но местные ещё и сажают там сельскохозяйственные культуры. Но не для получения урожая, а для получения компенсации от завода — они ждут когда зеленые побеги будут политы местным дождем и станут желтыми. Вот тогда можно сфотографировать пожухлые растения и получить у специального человека на заводе компенсацию, на которую потом можно и купить овощей и фруктов.

Затем я оказался у заводской проходной. И получил цирк с конями. На проходной меня попросили предоставить к осмотру мою небольшую сумку.  И о боже, в ней обнаружили фотоаппарат. Что же тут началось. Меня попытались обвинить в проносе на территорию фототехники, на что я сказал что увидел ваш завод из окна авто ровно час назад и умысла не имел. По итогу сумку от греха подальше я оставил на проходной, предварительно подписав акт о нарушении на двух листах. Ну что же — все при работе.

Дальше я пошел в металлический цех, на опробирование сырья. Поразило количество работающих в таком не самом простом месте женщин. В цеху было так же как в многих литейках душно и пыльно. Но здесь меня поразил запах — так пахнет в аду. Запах серы бил в нос и через полчаса я спросил где здесь мусорка, чтобы я выплюнул туда свои лёгкие. Во рту был устойчивый вкус кислоты — здесь всё просто, при горении серы образуется оксид серы, вдохнув который вы получаете при взаимодействии с водой серную кислоту внутри себя. Поговорив с местными был неприятно поражен размером зарплаты, которая была сносной при получении премии. Но оказалось что премии снимают например за появление на рабочем месте в состоянии похмельного синдрома, поэтому почти никто её не получает.

 

На фото как раз часть металлического цеха + видна плотина для изумрудного озера.

По итогу пребывания в металлическом цеху я поразился двум вещам.

Первое — по цеху там ездят трамваи! Они таскают вагонетки со шлаком. Оказалось что вывозял шлак на отвалы рядом — я насчитал по-моему семь горизонтов. И вот останавливается этот электротранспорт на горизонте и вываливает шлак прямо поверхность — тот живописно стекает по поверхности, как лава из вулкана и потом в одно мгновение застывает. зрелище завораживает.

Второе и самое великое. Увидев расставленные по цеху ёмкости для черновой меди со вставленными гнутыми арматуринами (ушами) я понял что скоро будут разливать медь. Однако я с удивлением подумал — раз нет разливного механизма, то разливать скорее всего будут через промежуточную ёмкость. Так и произошло — на мостовой кран подцепили огромную ёмкость, по конфигурации схожую с пожарным ведром (на конус). Начался разлив, но меня уже глодала другая мысль — а как же будут чистить емкость от того же шлака? Специально дождался окончания разлива и побежал смотреть как же будут выходить из положения. Кран доехал до конца цеха, емкость перевернули дном вниз. Я удивился — ведь если чистить вручную, стоя под корытом, то горячие куски могут легко убить тупо упав на тебя. Но тут инновации меня просто поразили — оказалось что с потолка свисает железный трос, на конце которого у земли прикреплена медная чушка. И вот рабочий берется за этот трос, разбегается и со всей силы лупит медной чушкой по разливной ёмкости. и по цеху разносится протяжный звон, как от корабельной рынды. В тот момент я пожалел что не курю — после такой процедуры защемило в сердце от боли и стыда и захотелось курить.

После этого цех, где производят пробоотбор и пробоподготовку показался чем-то идеальным. Сосредоточенные женщины сделали свою работу и я довольный побежал искать главного инженера и помощника директора — договариваться о поставках и качестве сырья.

Теперь когда мне начинают рассказывать о тяжелом труде и механизации — я смеюсь людям в лицо и вспоминаю Карабаш.

К несчастью в 2015 году там произошел взрыв системы охлаждения печи и пострадали люди.

Любите заводы и соблюдайте ТБ!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *